МИХАИЛ ГЕРШМАН

1899-1984
Субъектив
журнал о фотографии 1996 №2

Из истории петербургской фотографии


История фотографии знает много имен выдающихся мастеров. Последние годы большое внимание уделяется новаторам. Но подлинное мастерство — это не только новации, это труд, направленный на совершенствование достигнутого поколениями. Михаил Гершман
—    классический консерватор. Он родился в последнем году девятнадцатого века — века зарождения фотографии. Всю свою жизнь он был немного     старше     века     двадцатого. Гершман — антипод Родченко. Родченко искал «новые точки съемки», отрицая съемку «от пупа». Для Гершмана это — основная точка съемки, наименее искажающая пропорции человека. «Лейка», дающая столько свободы Родченко, отрицается Гершманом —    «фотограф должен быть экипирован как кинорежиссер — для выездной съемки нужен целый автобус аппаратуры» — говорил он своим ученикам, а сам старался снимать дома, в студии. Родченко снимал бурную советскую жизнь. Гершман нашел самое оторванное от социалистической реальности, самое «несовременное» — балет. И снимал его не «в прыжке», на сцене, а в студии, подолгу выставляя свет и ком-
позицию. Он избегал «случайных» снимков, в надежде на который иной фотограф «отщелкивает» рулоны пленки. Его снимки — наверняка, математически точны, выверены по законам красоты. Это стремление к совершенству классическому — гармонии образа, композиции, технического мастерства, освещения — столь редкое в 20 веке привлекало к нему тех, кто мог его оценить. Великая русская балерина Наталья Михайловна Дудинская вспоминает: «Лучше Гершмана меня никто никогда не снимал. Я при каждом удобном случае старалась сняться у него. Каждый его снимок был как
новая поэма». При всей идеализированности портрет оставался портретом,
но не герои соц. труда смотрят на нас с фотографий, а принцы, золушки, сильфиды. Волшебство же это достигалось упорным трудом.
В конце 60-х Гершман читал лекции о портретном искусстве в фотоклубе при ДК Кирова. «В портретной фотографии нужно уметь использовать только один источник света, ведь в природе всегда светит только одно солнце», — говорил он на лекциях (хотя сам пользовался иногда и тремя). Он оставил нам огромную галерею своих героев — Уланова, Дудинская, Сергеев, Колпакова, Макарова, Нуреев, Осипенко — целые галактики звезд, и я буду помнить их такими, какими их «увидел» Гершман.
Михаил Михайлович (Моисей Хононович) Гершман родился в 1899 году (24 августа) в городке Сосницы Черниговской области. Подростком он приехал в Петербург и поступил в студию замечательного мастера Моисея Наппельбаума. Там он стал сперва ретушером, а затем в совершенстве освоил и всю остальную технику фотографии.
В 1934 году его работы были отмечены дипломом интернациональной выставки фотографии в Стокгольме, в 1937 году — его работа «портрет Стаханова» была признана лучшей фотографией года и отмечена дипломом первой всесоюзной выставки фотографии в Москве.
В тридцатые годы Михаил Михайлович работает в издательствах, газетах. Его выдающийся дар портретиста позволяет ему работать в этот очень строгий период истории нашей страны не только над образами идеальных передовиков и артистов, но и над самыми «ответственными заказами» — он делает портреты Крупской, Орджоникидзе и даже самого товарища Сталина. В 1936 году Гершман получил личную благодарность К. Ворошилова «за отличную работу».
Началась Великая Отечественная, и с лета 1941 года Гершман уходит на фронт, где снимает для военных газет Ленинградского фронта. В 1942 году он начинает снимать с воздуха — военную аэрофотографию. В 1943 году он получил медаль «За оборону Ленинграда». После победы он вернулся к работе над портретом. В послевоенные годы страна нуждалась в прекрасных образах мирной жизни, и Гершман создает идеальные образы любимых героев народа: артистов, певцов, писателей, которые тиражируются миллионами копий и буквально входят в каждый дом, — Г. Уланова, Т. Дудинская, А. Райкин, К. Шульженко, Л. Орлова, Р. Нуреев, М. Плисецкая, Р. Рождественский, Э. Пьеха, А. Фрейндлих, М. Ладынина, Б. Чирков, Н. Крючков, Н. Макарова, К. Сергеев — всех просто невозможно перечислить.
Все звезды страны советов хотели сниматься у Михаила Михайловича. Работал он очень долго. Часами выверял композиции, свет, следил за макияжем, но результат всегда соответствовал работе, и именитые модели готовы были терпеть все.
Мастерская съемка завершалась мастерской ретушью. Учитель Гершмана Наппельбаум много работал с обработкой снимков. Многие годы совместной работы, глубокое научное изучение проблем фотографии, тесные связи с производителями отечественных фотоматериалов и серьезное изучение классического искусства позволяют ему делать чудеса. И если, портретируя творческую элиту, он мог создать прекрасные образы, то и политическим лидерам мог придать достойные черты. Руководители советского государства, их идеальные образы, без морщин, прыщей и третьих подбородков — многие эти парадные
портреты были сделаны Михаилом Михайловичем.
Работал он до глубокой старости, молодым помогая осваивать законы фотографии, в конце 60-х читал лекции о портретной фотографии во Дворце культуры им. Кирова, но заменить его никто не мог, и в начале восьмидесятых звонили из Смольного, требовали Михаила Михайловича — «опять новые фотографы не так сняли руководителя, не могут как раньше». 17 августа 1984 года «король портретистов и портретист королей» умер. Закончилась эпоха советского портрета.
1996                                                                                                                                


Новиков Т.: «Михаил Гершман». // Субъектив №2, СПб., 02.1996, С.34-37.

Внимание! Все материалы на сайте timurnovikov.ru предназначены только для некоммерческого использования. Все права защищены. Копирование любых материалов разрешается только при наличии постоянной активной ссылки на сайт timurnovikov.ru