ЕГОР ОСТРОВ

Пол тысячелетия отделяют нас от того времени, когда в 1494 году Леонардо да Винчи открыл в Милане первую европейскую Академию художеств нового времени. За эти годы многое изменилось. Особенно за последнее столетие. Культурный ландшафт Европы претерпел радикальные изменения. Эстетика, которая раньше отличала европейскую культуру от других, ныне утрачена. Современные представления о культуре разительно отличаются от тех, которые еще недавно исповедовались всеми академиями художеств Европы.
В Петербурге эта ситуация привела к тому, что молодые художники-модернисты отвернулись от своей модернистской практики, объединились,  создали Новую Академию изящных искусств на Пушкинской  10. Это учебное заведение должно было подготовить художников, которые могли бы не только традиционными методами, но и с помощью современных технологий создавать произведения, выполненные в духе классической эстетики.
Одним из студентов академии был и Егор Остров. С самого начала своей творческой карьеры он стремился совмещать академические представления о красоте с элементами компьютерного искусства. Первые серии его работ были выполнены в растровой технологии. Это были картины на мифологические сюжеты, изображавшие юношей и девушек на фоне античных пейзажей, отражающие интерес художника классическому наследию.
Интерес к классике свойственен не только Петербургской Новой академии. В принципе весь постмодернизм, еще Чарльз Дженкс интерпретировал как неоклассицизм. Художники Синди Шерман, Джеф Кунст, Маримуро, Барбара Блюм уже использовали в своем творчестве классические образы. Но для постмодернизма главенствующей была ирония. Их произведения были не серьезны. Новое поколение петербургских и московских художников, вошедшее в художественную действительность в середине 90-ых, резко отличается от предыдущего, которому был свойственен постмодернистский юмор. Лишенные постмодернистского сарказма, эти молодые художники создали новый стиль, который некоторыми критиками именуется как «новые серьезные». Это такие художники как Андрей Баров, Иван Разумов, Михаил Розанов, Андрей Попов, Наталья Жерновская и конечно же Егор Остров. Их творчество манифестационно серьезно. Отказавшись от сарказма и обратив свои взоры на консерватизм, эти молодые художники стали искать новые способы выразить пафос консерватизма. Всевозможные методы сохранения, спасения, очистки стали объектами их исследований.
В последней серии Егора Острова «Пирамиды» мы видим явную попытку художника найти способ заставить зрителя смотреть на произведение только с одной точки. Зритель, гуляющий по залу, не может воспринимать произведения и слева, и справа, он должен занять центральную позицию по отношению к произведению и, несомненно, только таким образом сможет найти эту точку, в которой произведение будет восприниматься адекватно. Этот императивный подход к зрителю сближает его с создателями барочных архитектурных обманок.
Любовь к технологиям еще в эпоху Возрождения сближала художника со строителем. Всевозможные отвесы, угломеры, проекционные аппараты применялись различными художниками. Творчество Леонардо да Винчи, Альбрехта Дюрера часто было в значительной степени техницизированно. Егор продолжает именно эти традиции.

1997

Новиков Т.: «Егор Остров». // Кн. Новый Русский Классицизм, СПб., 1998. с. 97-102

Внимание! Все материалы на сайте timurnovikov.ru предназначены только для некоммерческого использования. Все права защищены. Копирование любых материалов разрешается только при наличии постоянной активной ссылки на сайт timurnovikov.ru